mobile button

Паркер Шнабель: ему всего 19, а он уже добывает золота на миллионы долларов в год

2,883

Паркер Шнабель — один из самых молодых золотодобытчиков в мире, который к тому же имеет мировую славу, благодаря передаче «Золотая Лихорадка» на канале Discovery. Мы побеседовали с молодым старателем о том, каково добывать золото в шахте, когда тебе всего 19 лет.  

Discovery Channel

DNP:  Привет, Паркер. Расскажи, что есть такого манящего в золоте, что ты начал заниматься этим в столь юном возрасте?

П.Ш.: Для меня было вполне естественно заняться добычей золота, потому что мой дед занимался этим еще до моего рождения. Многие люди считают это безумством, и они в некотором смысле правы, наверное, но для меня это часть жизни. Понимаете? Мой дед был золотоискателем, и он ничем не отличается от отцов, которые работают механиками или кем-то в том же роде. Это просто семейный бизнес, и я просто продолжил эту традицию.

DNP: Можно ли разбогатеть на золотодобыче в современных условиях?

П.Ш.: Да. Вернее, делать это становится все сложнее, потому что расходы увеличиваются, а цены на золото сейчас не очень-то растут. На самом деле, в последние 16-18 месяцев они падают. Так что все это работает против вас наряду с тем фактом, что там не добывается больше золота. Нет никаких других более привлекательных возможностей помимо тех, что у вас уже есть. Однако, несмотря на все сказанное, вы никогда не знаете, где вам доведется найти золото, и многие люди заработали миллионы долларов, занимаясь этим. Я пока что не стал одним из них.

DNP: Паркер, у тебя 210 тыс. подписчиков на Facebook, 120 тыс. подписчиков в Twitter. Твое видео в поддержку ALS Ice Bucket Challenge нравится 16,5 тыс. людей. Считаешь ли ты себя сенсацией в социальных сетях?

П.Ш.: Знаете, я не обращаю особого внимания на подобные вещи. Я не хочу погружаться в этот мир. Знаете, я начал сниматься в этой программе, потому что это помогало мне оплачивать счета, и с некоторыми из моих лучших друзей я познакомился именно в продюсерской компании, которая занимается съемками программы. Я стараюсь держаться подальше от всего этого. Я не хочу попасть в эту ловушку и начать беспокоиться по поводу количества подписчиков на Facebook и т.п. Я очень благодарен, что такое количество людей смотрит эту программу, это имеет большое значение – мой дед является отличным примером, его действительно радуют комментарии. Но я стараюсь не высовываться и концентрировать все свое внимание на работе.

Мой дед был золотоискателем, и он ничем не отличается от отцов, которые работают механиками или кем-то в том же роде. Это просто семейный бизнес, и я просто продолжил эту традицию.

 

DNP: Расскажи нам,  как найти золото? Каковы основные признаки месторождения?

П.Ш.: На этот вопрос довольно сложно ответить, и я по-прежнему ошибаюсь в половине случаев. Сделать правильный прогноз довольно сложно… Каждый раз, когда мы начинаем работу, мы сомневаемся по поводу того, как мы это делаем, и мне повезло работать с такой отличной командой парней, и мой главный помощник, мой прораб Джин Чизман – это настоящая находка. Он великолепен, и, отвечая на вопрос, скажу, что нет ничего, что указало бы нам «здесь есть золото». Когда вы находитесь в определенном районе долгое время, вы просто начинаете чувствовать, что может сработать. Вы можете провести тестовое бурение, вы можете провести множество тестов, но вы ничего не узнаете наверняка, пока не потратите все деньги, но тогда уже будет слишком поздно, так ведь?

Discovery Channel

DNP: Как проходит твой обычный рабочий день?

П.Ш.: Скажем так, золотодобыча – это сезонный род деятельности, с середины марта по октябрь, и в этот период мы полностью отдаемся работе семь дней в неделю. И в большинстве случае люди редко берут выходные и отпуска. Знаете, я съездил в Хейнс, чтобы повидаться с дедом, своей семьей и друзьями, всего на четыре-пять дней за все лето. Мы иногда берем выходные, но летом работа идет по полной. У нас есть небольшое временное окно, когда мы можем заработать деньги, а зимой я в основном занимаюсь тем, что встречаюсь с прессой, участвую во множестве рекламных мероприятий, а затем отправляюсь путешествовать. Знаете, я родом с Аляски, но сейчас я живу в Лондоне. Когда я приезжаю домой на Рождество, мы играем в снегу, катаемся на снегоходах, охотимся, рыбачим и пр. Так что да, мне иногда удается побыть ребенком.

DNP: У тебя довольно близкие отношения с твоим дедом Джоном. Лучший совет, который он дал тебе?

П.Ш.: Ох, я не уверен, что смогу выбрать один совет. Он дал мне множество хороших советов. Не знаю… самое важное, и это не совет, который он дал мне, а просто то, как он поступал всю свою жизнь – если настают тяжелые времена, нужно прикладывать максимум усилий и двигаться вперед. Он поступал так всю свою жизнь, а мне пока что не доводилось делать это. У нас не было слишком уж серьезных проблем, и мне пока что везло. Но однажды это случится, и я надеюсь, что он хорошо подготовил меня.

DNP: Самая большая опасность, с которой ты столкнулся во время съемок «Золотой лихорадки»?

П.Ш.: Самая большая опасность? Наверно, когда мы перемещаем промывочную установку, и вокруг нас крутится множество членов съемочной группы. Я хочу сказать, у нас никогда не было ситуаций, когда бы речь шла о реальной опасности, но постучим по дереву. Тем не менее, когда вы передвигаете 50 тонн железа, а вокруг бегает куча людей – это в некотором смысле верный путь к беде. Это настоящее испытание для нервов, и я рад, что у нас такая хорошая команда золотоискателей и съемочная группа, и они работают вместе, чтобы все, что мы делаем, было безопасным.

DNP: Можно ли заболеть «золотой лихорадкой» по-настоящему? Или это просто выдумка, не имеющая ничего общего с реальной жизнью, и люди просто притворяются, что они богаты и могут заработать целое состояние? «Золотая лихорадка» действительно существует или нет?

П.Ш.: Да, я был свидетелем того, как люди, работавшие на расстоянии 10 миль от нас, заработали 3 млн. долларов за один сезон, а в следующем году потеряли 4 млн. Это очень рискованный бизнес, но он совершенно реален. То, чем мы занимаемся – это не выдумка. Это не притворство, понимаете? Это более чем реально. Мы действительно добыли 1 тыс. унций в прошлом году. И да, мы здесь не для того, чтобы притворяться.

DNP: Что есть особенного в этой программе, по твоему личному мнению? Что отличает ее от других телепередач?

П.Ш.: Сейчас это одна из самых популярных телепередач в мире. И если хорошенько призадуматься, то, чем мы занимаемся – это черная работа, она не слишком отличается от выращивания кукурузы. Мне кажется, что это один из факторов, определяющих ее привлекательность – все так просто, но в то же время ты никогда не знаешь что получишь в итоге. Например, в прошлом сезоне Тодд добыл всего две унции в джунглях, а мы добыли свыше 1 тыс. И это один из элементов привлекательности этой программы для меня. Если посмотреть на все это со стороны, здесь столько риска, ты никогда не знаешь, каким будет результат.

Discovery Channel

DNP: Что побуждает тебя продолжать заниматься добычей золота, учитывая, что ты уже заработал приличное количество денег?

П.Ш.: В настоящий момент, это единственное, что я умею. Так что я буду заниматься этим, пока не перестану получать удовольствие от этого или пока не потеряю способность зарабатывать на этом деньги. Поскольку пока у меня есть и то, и другое, зачем останавливаться?

DNP: Нам было бы интересно узнать подробности самого процесса добычи золота, какое оборудование и персонал нужен для этого?

П.Ш.: Самая большая проблема, с которой нам приходится сталкиваться – это необходимость больших вложений. У нас много оборудования, и нужно много времени, чтобы все это окупилось. Знаете, чтобы добыть золото на миллион долларов вам, вероятно, понадобится оборудование и техника стоимостью два миллиона долларов. Так что это затяжная игра. Этим летом мы арендовали четыре самосвала и купили новый экскаватор, арендовали еще парочку экскаваторов, у нас есть две промывочные установки… да, это сложно. Много техники, много людей и много скрытых издержек. Знаете, у нас целый лагерь с круглосуточно работающим генератором, у нас есть повар, чтобы кормить ребят, так что это гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд.

DNP: Ты думал о том, чтобы отправиться за золотом в другие места помимо Аляски?

П.Ш.: Я думал об этом, и пока что нам нравится там, где мы работаем сейчас, мне нравится этот район, я его знаю, и перевозка оборудования в другие страны стоит больших денег. Я был бы не против этой идеи, но я бы, наверное, не стал этого делать… я бы, наверное, занялся этим, когда у нас здесь не сезон, в зимнее время. Я бы, вероятно, занялся бы исследованием других районов и убедился бы в том, что они стоят того, прежде чем взяться за них как следует. Но пока что нет… искать золото в новом районе – это такой риск. Приходится иметь дело с новыми органами власти и со всем новым, а это всегда влечет за собой проблемы.

DNP: Ты помнишь, что ты испытал, когда впервые добыл золото? Мог бы ты описать эти ощущения и испытываешь ли ты те же самые ощущения годы спустя?

П.Ш.: На самом деле, я не помню, когда я впервые нашел золото, мне, вероятно, было года четыре-пять. Мне нравилось искать золото. Мне нравилось промывать породу в лотке, когда я был маленьким, и это было своего рода игрой для меня. Сейчас, когда мы вышли на такой уровень – 1 тыс. унций в прошлом сезоне – золото превратилось в продукт, мы стали как любая другая компания, производящая ту или иную продукцию, и процесс, безусловно, немного утратил свое очарование.

DNP: Есть ли какие-нибудь результаты исследований на предмет того, сколько золота осталось на Аляске?

П.Ш.: Не знаю. Честно говоря, я бы сказал, что та разновидность золотодобычи, которой мы занимаемся, а именно разработка россыпей, что сильно отличается от крупномасштабной, промышленной добычи золота в подземных рудниках или открытым способом – это определенно истощающийся ресурс. И здесь уж точно осталось не так много неразработанной земли. Так что если я обращу взгляд в будущее, на 50 лет вперед, как золотоискатель, занимающийся разработкой россыпей, будет ли мне по-прежнему хотеться заниматься этим? Наверное, нет. Наверное, я уже не смогу заниматься этим, потому что свободной земли не останется, кроме того, службы по защите окружающей среды не очень довольны тем, что мы делаем.

DNP: Паркер, что ждет зрителей в пятом сезоне «Золотой лихорадки»?

П.Ш.: Знаете, этот сезон, наверное, стал самым интересным для меня лично. Мой арендодатель Тони Битс стал играть очень заметную роль в этой программе. И он, по моему мнению, добавляет ей изюминку. Он и его семья – это не только прекрасные, но еще и очень забавные люди, это семья с Юкона, на них стоит посмотреть. И в сочетании со всеми прочими элементами этой программы… я определенно жду этого сезона с большим нетерпением.

 

Смотрите первую серию нового сезона шоу «Золотая лихорадка» 5 февраля в 20:10 на канале Discovery Russia.

Лучшее за неделю
Загрузка...
Сейчас на главной
empty
subscribe-icon

Выберите параметры рассылки

Пожалуйста, уточните желаемый вариант получения рассылки: